Поиск в базе сайта:
Б. И. Макаренко партийная система россии в 2008 году содержание icon

Б. И. Макаренко партийная система россии в 2008 году содержание




НазваниеБ. И. Макаренко партийная система россии в 2008 году содержание
страница1/10
Дата конвертации20.01.2013
Вес1,15 Mb.
КатегорияТексты
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10
1. /Ридер курса Макаренко/Carothers-18-1.pdf
2. /Ридер курса Макаренко/Democracy_Index_2010_web.pdf
3. /Ридер курса Макаренко/Elgie_Democratization_2008_Perils_of_semipresidentialism.pdf
4. /Ридер курса Макаренко/Fish Stronger Legislations.pdf
5. /Ридер курса Макаренко/McFaul-Transitions Post Communism.pdf
6. /Ридер курса Макаренко/Remington. The Russian Parliament.doc
7. /Ридер курса Макаренко/WP_4_2008.indd.pdf
8. /Ридер курса Макаренко/linz_perils_presidencialism.pdf
9. /Ридер курса Макаренко/Пивоваров.pdf
10. /Ридер курса Макаренко/Статьи Макаренко/2010Единая Россия.doc
11. /Ридер курса Макаренко/Статьи Макаренко/Politkultura.pdf
12. /Ридер курса Макаренко/Статьи Макаренко/ProetContra_50_39-52.pdf
13. /Ридер курса Макаренко/Статьи Макаренко/makarenko-43-57 (1).pdf
14. /Ридер курса Макаренко/Статьи Макаренко/Возможна ли модернизация ProEtContra_43_33-47.pdf
15. /Ридер курса Макаренко/Статьи Макаренко/Демократия российская модель развития.pdf
16. /Ридер курса Макаренко/Статьи Макаренко/Макаренко - ЦВЕТНЫЕ РЕВОЛЮЦИИ - ЛШ+НВ1+АВ.doc
17. /Ридер курса Макаренко/Статьи Макаренко/Макаренко ДЕМОКРАТИЧЕСКИЙ ТРАНЗИТ В РОССИИ.doc
18. /Ридер курса Макаренко/Статьи Макаренко/Макаренко_Российский политический строй.doc
19. /Ридер курса Макаренко/Статьи Макаренко/НЕОКОРПОРАТИЗМ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ.doc
20. /Ридер курса Макаренко/Статьи Макаренко/Политпартии_август_2009.doc
21. /Ридер курса Макаренко/Статьи Макаренко/Россия 21 века_образ желаемого завтра_доклад.doc
22. /Ридер курса Макаренко/Статьи Макаренко/макаренко_Итоги_трансформации_2008.doc
23. /Ридер курса Макаренко/Статьи Макаренко/новый текст ПОЛИТИЧЕСКАЯ МОДЕРНИЗАЦИЯ.doc
The Russian Parliament: Institutional Evolution in a Transitional Regime
Постсоветская партия власти: «единая россия» в сравнительном контексте
Б. Макаренко*
Борис Макаренко Центр политических технологий демократический транзит в россии типичный случай нетипичной демократизации
Аналитическая рамка: как оценить политический режим?
Задача по нескольким основаниям. Во-первых, само это понятие многозначно; даже словоупотребление «корпоратизм» или «корпоративизм» до конца не устоялось в отечественной науке
Б. И. Макаренко партийная система россии в 2008 году содержание
Россия XXI века: образ желаемого завтра
Б. И. Макаренко посткоммунистические страны: некоторые итоги трансформации (опубликовано в журнале «Полития», №3(50), сс. 105-125) в 2003 г в «Политии» была опубликована моя статья
Российская модернизация: целеполагание в сфере политики


Б. И. МАКАРЕНКО


ПАРТИЙНАЯ СИСТЕМА РОССИИ В 2008 ГОДУ


Содержание


Система политических партий в любой стране – институционализированная форма политического плюрализма, борьбы интересов и программ. Поэтому процессы становления партийной системы в демократизирующихся государствах определяются институциональным устройством государства и развитием политического плюрализма. Очевидно, что такой выбор каждая страна делает, исходя из целого набора факторов: от исторической традиции и «демонстрационного эффекта» стран, на которые она ориентируется в своем развитии, до конкретно-исторических условий и конфигурации политической элиты.

Выбор государств Центральной и Юго-Восточной Европы в пользу премьер-президентской1 или парламентской республики, безусловно, опирался на историческую традицию и пример Западной Европы, но одновременно отражал осознанное стремление элит ограничить власть и амбиции единоличных лидеров. Не допустить такого развития событий центральноевропейским политическим элитам позволил ряд субъективных и объективных факторов, прежде всего довольно высокая политическая конкуренция и пропорциональная избирательная система, лишающая президента гарантированного большинства в парламенте и тем самым препятствующая превращению его в фактического главу исполнительной власти.

Решающую роль здесь сыграл «европейский выбор» – консенсусный для большей части элит и общества стратегический курс развития. Во-первых, консенсус по поводу общего стратегического курса обусловливал неантагонистический характер противоречий между ключевыми политическими силами: они боролись за власть и спорили по конкретным программным вопросам, не ставя под сомнение основы политики. Во-вторых, ориентация на Европу повышала роль демонстрационного эффекта: политические элиты сознательно стремились вести себя «по-европейски», соблюдать стандарты европейской политики в различных сферах общественной жизни.

При наличии сильных парламентов неслучайными выглядят и успехи в формировании партийных систем2. Исследователи отмечают, что «в Центральной и Юго-Восточной Европе создание партий предшествовало социальному структурированию общества. В начале трансформации они, скорее, представляли определенные ценности (демократия, рынок и т.д.), чем интересы возникающих в ее процессе новых социальных слоев»3. В «благополучном сценарии» (страны «Вышеградской четверки», Литва, Словения) за два-три цикла выборов происходило деление на левых и правых. При этом правый фланг фрагментировался, а на левом – наследники бывших коммунистов зачастую переходили на позиции национального консенсуса, что позволяло им занять весь левый фланг, причем, скорее, в качестве не идейной социал-демократии, а catch-all party (сказывалась генетика партии власти), и победить на вторых или третьих выборах. В Юго-Восточной Европе «благополучный» сценарий не реализовался, но тем не менее с некоторым временным лагом партийные системы в странах Юго-Восточной Европы все же сложились. Партии в странах Центральной и Восточной Европы менее тесно связаны с избирателем, в них силен «лидерский компонент», следовательно – влияние партийного аппарата, не устоялись правила урегулирования конфликтов как внутри партии, так и с партнерами (например, по правительственной коалиции), но при всех этих оговорках нельзя не признать, что в этих странах произошло формирование дееспособных партийных систем, определяющих ход политической жизни в стране.

В отличие от политий Центральной и Юго-Восточной Европы все страны СНГ избрали президентско-парламентскую или чисто президентскую форму государственного устройства. Вместе с тем природа режимов в 12 бывших республиках СССР с самого начала имела существенные различия, которые по ходу посткоммунистического развития возрастали. Практически чисто авторитарными или тяготеющими к авторитаризму стали государства Центральной Азии, Белоруссия и Азербайджан. Молдова и Украина движутся в сторону ослабления президентской власти, перейдя в начале нынешнего века от президентско-парламентской республики к парламентской в первом случае и к премьер-президентской. В трех государствах СНГ – России, Армении и Грузии – сложились президентско-парламентские режимы.

Партийные системы в президентских и полупрезидентских государствах СНГ развивались медленно. Наиболее «реальной» на всем пространстве СНГ оставалась партийная система Молдовы, где с самого начала действовала чисто пропорциональная электоральная формула. На Украине существовавшая в 90-е годы партийная система эволюционным путем преобразовывалась: возникали партии, ориентировавшиеся на наиболее сильные элитные кланы и не без трудностей осваивавшие навыки коалиционного строительства исполнительной власти. В авторитарных режимах с мажоритарной избирательной системой их или не было совсем, или они носили откровенно «фасадный» характер.

В России, Казахстане и закавказских государствах сложились специфические партийные системы, которые при всех различиях имели общую черту – наличие партии власти (этот термин будет определен и проанализирован ниже). Ее влияние и конфигурация оппозиционных сил определялись как изменениями общественных настроений, так и политикой президентской власти.

Таким образом, в анализе партий и партийных систем в России (и подобных ей демократизирующихся государствах) имеет смысл не «классифицировать» партии по исторически сложившимся в устойчивых демократиях типам, а анализировать, в какой степени и каким образом партии участвуют в политическом процессе.

В России не может быть «идеологических» правых и левых партий, которые вырастали в процессе долгой эволюции европейских (порой латиноамериканских) обществ. Неприменимы к России и такие понятия, как «всеохватная» (catch-all) партия: в таковые постепенно перерождались классовые партии (преимущественно левые) в устойчивых демократиях; относительно новым феноменом стало формирование «всеохватных» партий на базе бывших коммунистических партий центрально- и восточноевропейских стран, там, где эти партии смогли встроиться в новый национальный консенсус.

Главная черта «всеохватных» партий – не утрата идеологии, а способность придать новое качество своей прежде жесткой идеологической базе. «Всеохватность» не отменяет базового водораздела на «левых» и «правых», но означает появление широких «центров» - левого и правого. Причем, начиная с 70-х годов «маркеры» этого позиционирования меняются. Традиционные вопросы собственности, налогов, трудовых отношений, социальных расходов дополняются новыми темами – отношение к мигрантам (в большинстве западноевропейских стран), религия, вопросы общественной морали (эвтаназия, аборты, нетрадиционная сексуальная ориентация), экология4.

В России же относительно крупные партии (за исключением коммунистов и – в прошлом - ДВР-СПС) никогда не имели отчетливого идеологического ядра, как показано ниже – их электораты многосоставны, так что идейно-политическое лицо каждой партии, кроме КПРФ – это «уникальная смесь» мотиваций

Неприменимо к современным российским партиям и понятие «картельная партия» - этот термин выдвинут П.Мейром и Р.Кацем в полемическом плане, чтобы подчеркнуть процесс утраты связи современных европейских партий с избирателем и их сращивание с государством. «Сращенность» предполагает симбиотические отношения, равное партнерство; в России же государство, точнее – бюрократический аппарат, явно доминирует над всеми партиями, не исключая и партию большинства.

Вполне справедливо отмечалось, что «партийные институты в России исторически опоздали, исторические партии уже не нужны, их партийные программы – не поле интеллектуальной борьбы. В их натужном социальном консерватизме, социальном либерализме и т.п. нет даже квалифицированной риторики, не говоря уж о кризисном переживании ценностей, ежедневно конфликтующих с миром»5.

Однако «неконвенциональность» российской партийной системы не означает, что партии в России не являются (по крайней мере в потенции) важнейшим институтом политического участия, шире – становления современного демократического государства. В настоящей работе предпринимается попытка анализа партий и партийной системы именно под таким углом зрения, в т.ч. через сопоставление «спроса и предложения» – общественного запроса на многопартийность и существующих в России политических партий.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

Похожие:




©fs.nashaucheba.ru НашаУчеба.РУ
При копировании материала укажите ссылку.
свазаться с администрацией